?

Log in

No account? Create an account


Если те, кого увидели вчера пришедшие на концерт зрители, - действительно лучшие, то надежду на то, что в АРБ уже вызревают новые таланты, следует отложить как минимум на пару лет. К примеру, уже один этот скрин из прямой трансляции говорит о том, в каком состоянии находится метод Вагановой в своей альма-матер. Арабеск со стопой-утюгом и завернутой ногой до такой степени, что пятка сияет, - таково высшее достижение АРБ на этом конкурсе среди девушек старшей группы – Элеонора Севенард, 2-я премия. И ещё об одном моменте: с уходом К. Шапран я надеялась, что пачки-стринги навсегда покинули Мариинскую сцену, ан нет, нашлась продолжательница. Э. Севенард почему-то решила, что столь нехитрым способом она легко и непринуждённо удлинит свои тяжёлые и довольно короткие ноги. Не знаю, как для Зигфрида, но для некоторых зрителей ближнего партера выпадающие из пачки филейные части стали самым сильным впечатлением чёрного па-де-де.

Кто порадовал, так это юноши. При существенных различиях в данных, тем не менее, все представители АРБ продемонстрировали наличие школы и, если не отличное владение техникой, то, по крайней мере, понимание того, что есть школа для балетного артиста. Сравнивая участников концерта с выпускниками доцискаридзевских лет, хочу отметить не только отсутствие беспомощности и лучшее владение телом, но и наличие практически у всех выступавших хорошего баллона. За три года своего ректорства Цискаридзе смог не просто улучшить, но качественно изменить обучение юношей в АРБ. Увы, но ситуация с девушками остаётся пока неизменной: отдельные талантливые выпускницы на общем фоне бесподъёмных, невыворотных, полногрудых «красоток» с лишним весом. И вряд ли она изменится, пока декан исполнительского факультета Васильева радуется тому, что победили наши корейские друзья. Похоже, что «серая мышка» бывшего Кировского театра сама не смогла освоить методику Вагановой, но в лучших традициях учит других.

© Iruma
Данный текст охраняется авторским правом.
Его прямое или скрытое цитирование и использование без указания источника запрещено.


Мариинский, наконец, объявил составы на сентябрьские балеты. Казалось бы, начало сезона, чем не повод блеснуть спектаклями, сделав ставку на главные силы труппы. Ан нет, среди Одетт/Одиллий заявлена Е. Осмолкина, вдруг расправившая лебединые крылья на закате карьеры, и А. Сомова, еле закрывшая прошлый сезон, намерена танцевать не только Никию, но и Медору. В двух из трех спектаклей, идущих подряд. Наполеоновские, однако, планы. К чему я это? К тому, что, на мой взгляд, кадровый кризис в труппе становится все более очевидным.

У. Лопаткина, державшая марку мариинского «ЛО» последние два десятилетия, заканчивает карьеру. Из активно танцующих этот спектакль остаются В. Терешкина, Е. Кондаурова, О. Скорик. Я по-разному отношусь к каждой из этих балерин, но при всех их достоинствах и недостатках не вызывает сомнения то, что все они обладают лебединой статью, данными и техникой, необходимыми для исполнения этой партии. А кто за ними? Вопрос отнюдь не риторический, поскольку и Терешкина, и Кондаурова – балерины старшего поколения.

Второй год подряд многие не просто перспективные, а по-настоящему одаренные выпускники АРБ выбирают не Мариинский театр. Похоже, что уход два года назад Ю. Степановой после пятилетнего пребывания в статусе корифейки, стал тем триггером, который запустил процесс. Пропихнув на позицию 1-й солистки свою племянницу К. Шапран, проф. непригодность которой сегодня уже не вызывает ни у кого сомнений, г-жа А. Асылмуратова подложила изрядную свинью мариинскому балету и подала вполне определённый сигнал будущим выпускникам, не обременённым родственными связями. А тут еще в АРБ сменилась власть: Н. Цискаридзе подтянул выучку, наладил учебный процесс, и перед выпускниками открылись реальные перспективы.

Одна из самых ярких выпускниц последних лет – Алена Ковалева.


© Iruma

У девушки, что называется, «полный комплект»: и идеальная сценическая внешность, и данные, и техника, и академическая выучка. То, что Ковалева из числа тех, кому под силу выйти на мировой уровень, стало ясно после ее выступлений в Лозанне. Казалось бы, место и опека в Мариинском театре должны были быть ей обеспечены: такого лебедя можно вырастить. Как выяснилось, всё не так. «Конечно, Мариинский дорог моему сердцу <…> но я бы хотела найти театр, который был бы заинтересован во мне», - говорит она в интервью. Выходит, театр не убедил ее в своей заинтересованности, в отличие от БТ.

Похожая история с Верой Сеговой, балериной, конечно, не настолько одаренной, как Ковалева, но, безусловно, выделяющейся. Длинные, легкие ноги, статный рост, шаг/прыжок – все при ней.


© Iruma

Не удел оказалась и выпускница прошлых лет Татьяна Тилигузова, незаметно простоявшая в корифейках семь лет. Не хочу сказать, что из нее вышла бы выдающаяся О/О, но за её развитием в этой партии я наблюдала бы куда с бОльшим интересом, чем за тем, что творят активно продвигаемые в последнее время Екатерина Чебыкина, Рената Шакирова и немного в меньшей степени Надежда Батоева. Видимо, именно из них руководство надеется вылепить подлинных мариинских лебедиц.


© Iruma

Одна из последних дебютанток ЛО – Екатерина Чебыкина. Наверное, первая мариинская лебедь, страдающая плоскостопием! И ладно, если бы у нее были выразительные руки, гибкий корпус, исключительная пластика, которые отвлекали бы внимание от гренадерских щиколоток и бесподъемных стоп. Так ничего же этого нет, и не предвидится.

Как бы ни тянули Ренату Шакирову, ЛО не только ей не по зубам (фуэте сбацает, сомнений нет, хотя, слава богу, не фуэте единым ценен этот спектакль), но и попросту не для ее статуры и данных. Шакирова – пробивная Китри, прыгучая Лауренсия, мне она симпатична во вставном па-де-де в «Жизели» - это ее уровень. Но чтобы замахнуться на лебедя, к счастью, прыжка и пробивного нрава не достаточно. Нужны линии, нужны руки и шея, а чем-чем, а этим Шакирова не наделена вовсе, не говоря уже об академическом аттитюде, алясгоне и арабеске. То же можно сказать и о Надежде Батоевой, хотя по данным и технике эта балерина еще более инженюшного плана.

Есть, конечно, и лучик света – Анастасия Лукина.


© Iruma

Балерина, безусловно, перспективная, но весьма ограниченного репертуара, увы, специфика фигуры. Так что, наверное, впервые в своей истории театр, пусть и не в самом ближайшем будущем, рискует остаться без своего визитного спектакля, обеспечивающего кассовые сборы на гастролях и неугасающий интерес к брэнду под названием «Мариинский балет». Остаётся надеяться, что в АРБ уже вызревают новые таланты, а руководство спустится с Олимпа и найдет, чем заинтересовать новое поколение.

Конечно, примеры супер карьер С. Захаровой и Е.Образцовой соблазнительны, но не стоит забывать о том, что и та, и другая протанцевали в МТ немалое количество лет, достаточное, чтобы закрепить уникальный вагановский стиль, тем более, что имеются и другие, куда менее оптимистичные примеры сверх одаренной Е. Востротиной, так и не реализовавшей свой потенциал классической балерины, и О.Смирновой, растерявшей и то немногое, что было при ней на выпуске.

© Iruma
Данный текст и видео материалы охраняются авторским правом.
Их прямое или скрытое цитирование и использование без указания источника запрещено.


Сразу хочу предупредить, что данный пост будет интересен, а, возможно, и понятен только посетителям форума «Друзья балета и оперы», буде такие сюда всё-таки забредут.

Прежде всего, несколько слов о причинах, которые побудили меня написать этот текст в ЖЖ, а не на форуме. Поскольку модераторы форума - люди либеральных взглядов, то, как это принято в данной среде, делят участников форума на «белых и пушистых», т.е. тех, кто хвалит любезных им артистов и руководителей, и тех «нечистых», кто имеет другие взгляды и мнения. При этом действуют они в полном соответствии с принципом Франко «Друзьям всё, остальным – закон». Но даже это было бы не страшно, в конце концов, соблюдать записанные правила форума совсем не тяжело. Но, принадлежа ко второй категории участников, я окончательно запуталась в интерпретации этих правил модераторами.

Когда поливали грязью Цискаридзе при назначении его ректором АРБ, один из модераторов сделал разъяснение к пункту правил об оскорблении. Оказывается, нельзя оскорблять участников форума, т.к. это их расстраивает, тогда как не участников – можно, ведь форум они не читают. Меня, например, неоднократно оскорбляли на форуме, но ни разу никто из этих участников не получил даже предупреждения, тогда как за утверждение: «Асылмуратова по-свойски выдала Шапран красный диплом» я получила бан за отсутствие доказательств, хотя, не читая форум каждый день, не успела даже узнать, о том, что таковые от меня требуют. Потом выяснилось, что одни участники распространяют домыслы, а это правилами запрещено, тогда как другие – всего лишь предположения, что, незапрещенно. Что нельзя распространять слухи, но можно ссылаться на мнения неких «швей-мотористок».
Пора, наконец, привести свои доводы.

Во-первых, Шапран выпустилась не вчера, а пять лет назад. Выпускалась с большой помпой, пиаром и многочисленными уверениями в её звёздном будущем. При этом она так и не смогла пересилить себя и выйти Никией в выпускном спектакле. За эти годы она сменила три театра, везде находясь на высоких или высших ступенях балетной иерархии, имела полный карт бланш соответствующего руководства, лучших репетиторов, опытных и знаменитых партнёров. В начале большого пути было стояние на музыку фуэте на концерте, посвященном юбилею АРБ, а итогом – провальное «Лебединое озеро» на сцене Мариинского театра, исполненное столь беспомощно, что, право, не будет преувеличением сказать, что любая (в буквальном смысле слова) корифейка, просто выучив за пару недель порядок движений, станцует не хуже.

Много ли человек поверят, что причиной стремительного продвижения по карьерной лестнице юного председателя правления крупной кампании или банка, упорно заваливающего все поручения, является исключительно его потенциальная гениальность? Своими пятилетними потугами Шапран сама оставила только два возможных объяснения столь удивительного явления. Либо педагоги АРБ, обучавшие Шапран, имеют такую квалификацию, что не смогли научить талантливую ученицу хотя бы на уровне средней выпускницы, либо она – настолько профнепригодна, что даже педагоги АРБ ничего не смогли с ней сделать. Но тогда получается, что эти самые педагоги за 9 лет не смогли распознать этой профнепригодности. Возможно ли такое? Если ты – племянница народной артистки РФ, художественного руководителя АРБ Алтынай Асылмуратовой, то да («швеи-мотористки» водятся не только в театрах).

А вот интервью Шапран, данное ею после снятия Асылмуратовой и назначения Цискаридзе (http://www.rosbalt.ru/piter/2013/11/12/1198334.html). В нем много замечательного, но особенно цинично следующее: «Она (Шапран) поступила в Вагановское училище абсолютно честно, потому что просто была талантлива. Но она допускает, что и в балете возможны местничество, подкуп и так называемый «блат». Некоторые коллеги уже намекают, что теперь (после назначения Цискаридзе) в АРБ будут принимать не по конкурсу, а по понятиям. Однако Кристина Шапран уверена, что долго такие артисты не протянут – зрителя не обманешь». Тогда она еще верила, что ей-то удастся протянуть долго.

Жизель – не настоящая!



Восторженные фанаты, награждающие каждый выход любимой балерины эпитетами «гениально» и «божественно», загоняют тем самым своего кумира в тупик, выставляя сразу самый высокий балл. Но вот наступает день следующего спектакля, а «прыгать выше» уже некуда. Что же делать? Сконструировать новую трактовку. Тем более что, подобно Мирте, заставляющей танцевать и танцевать Ганса, фанаты тоже требуют: «удиви меня: в прошлый раз я прослезился, теперь хочу рыдать». Если балерина вместо углубления естественного и органичного вытекающего из её и только её внутреннего состояния и внешних данных интерпретации партии начинает заниматься искусственным конструированием, то получается фальшь.

Жизель Вишнёвой крепко держит нить романа с Альбертом в своих руках, утрированный обморок в первом акте выглядел попыткой откровенного манипулирования: «вот видишь, как плохо мне может быть, если ты будешь плохим мальчиком?». Эта Жизель не изобразила даже намёка на поцелуй руки Батильды: всё должно быть по-своему. В сцене смерти, опустившись на пол в позе умирающей Сильфиды, Жизель Вишнёвой встала настоящей ведьмочкой. С чего вдруг она решила спасти Альберта? Логичнее было, подобно гоголевской панночке, ему отомстить. И всё это на фоне периодически проскальзывающих невыворотных пяток и грязноватых вращений за исключением разве что круга пике, который был хорош.

Второй акт показал отсутствие спины, а, следовательно, и натужные разваливающиеся арабески и аттитюды, бодающиеся па де ша, партерные прыжки вместо больших. Отсутствие рукавчиков-фонариков обнажило мощный плечевой пояс, и сразу головка без украшений стала непропорционально маленькой. Из трёх составляющих – полёта, прыжка и арабеска, присутствовал только, как ни странно, полёт. Правда это был полёт позёмки, стелющейся по земле, а не взлетающей вверх – бегала по сцене очень красиво. Таким образом, на мой взгляд, там, где вместо нагнетания драматических страстей, требуется кропотливая работа по выстраиванию поз и ракурсов, особенно учитывая снизившиеся технические возможности, балерина утрачивает интерес к работе и отделывается необременительным минимумом.

В заключение хотела бы добавить, что, безусловно, Вишнёва – балерина, которая уже всем всё доказала и имеет право на разные эксперименты, в том числе и неудачные, но вот чего я не могу понять, так это стремления запечатлеть результат этих экспериментов на века. Семь камер не упустили ни одного движения дивы, лично мне это напоминает тех дам, которые носят мини юбки и в весьма преклонном возрасте на основании того, что когда-то у них были красивые ноги.

Ни разу в своей жизни не видела более ходульного Альберта, чем Матьё Ганьо 11 июля. Казалось, он вышел на сцену только для того, чтобы отпрыгать свои 22 антраша. Низкий по современным меркам арабеск, плохая растяжка и весьма средние прыжки.

Очень понравился Стёпин, первый раз видела, чтобы ему хватило сил до конца па де де, и сразу его мягкие приземления и чистые пятые заиграли во всём блеске. Мирта Иванниковой – отличная добротная разработка партии, со своими находками, например диагональ прыжков ассамбле идёт по нарастающей, но без искусственной драматизации. Колб, конечно, замечательный артист, но его Ганс всегда кажется мне немного чрезмерным в своей злобности. Кордебалет виллис был превосходен не только своей синхронностью, но и качеством танца. Из двух виллис больше понравилась Монна - Острейковская, у Зюльмы-Смирновой в третьей позиции неуместно торчали указательные пальцы.



© Iruma
Данный текст и видео материалы охраняются авторским правом.
Их прямое или скрытое цитирование и использование без указания источника запрещено.
С запозданием хочу поделиться некоторыми впечатлениями от творческого вечера Ульяны Лопаткиной 3-го июля на исторической сцене Мариинского театра.
Мне, в отличие от многих, как в зале, так и на форуме "друзей балета", Кармен У.В. ничуть не показалась скучной. Я не ждала ни Кармен Мериме, ни Кармен Бизе, поэтому и не разочаровалась - увидела "хорошую девочку", которая задорно управляет разными мальчиками. Когда же детские игры превращаются во взрослые, а Кармен, говоря научным языком, из субъекта в объект? По-моему, к концу адажио с Тореро Кармен испугалась, поняв, что теперь не она дергает за ниточки, а неумолимый рок. Ей даже удалось на время обмануть Хосе, но не себя. В общем, «играть на мне нельзя», - сказал Хосе и поставил точку. Мне показалось, что Кармен даже не удивилась, поскольку была умной девочкой (мнение редакции может не совпадать с мнением артистов ©).











Никак не могу согласиться с похвалами некоторых "друзей балета" в адрес Марии Ширинкиной. Если у балерины в профиль живот висит как бурдюк, а грудь третьего размера, то выходить в ПДД Чайковского она не имеет никакого права.

Два Гала в Мариинском

Для меня очередной фестиваль начался с Гала «Посвящение педагогу». Неожиданно возникший из вечера современных балетов Д.Вишневой, он и оказался чем-то вроде блюда на скорую руку: устроители посмотрели, что там имеется в загашнике, и пустили все это в дело.

Концерт начался с демонстрации фильма с документальными кадрами из «Па де катр» - самой известной записи Ковалевой-балерины. Было бы логично, если бы четыре ее ученицы станцевали его в живую, продемонстрировав владение стилем и идеальные пятые, о которых с такой гордостью говорила в кадре сама Ковалева. Вообще мысль повторить в танце учениц репертуар Ковалевой, по-моему, напрашивалась сама собой. Но крайней мере это придало бы действию смысл и развитие, а ученицы, разучив специально для вечера новые, пусть и небольшие и технически несложные номера, имели бы возможность выказать своё уважение к педагогу. Право, неужели хорошо выученной балерине надо долго учить вариацию Феи Резвости или Нежности, Сапфиров или Серебра?

Цхвитария же предпочла выйти в старом добром школьном па-де-де из «Щелкунчика». И хотя с момента выпуска прошло менее года, Ника успела превратиться в самую настоящую бабу на чайнике с бюстом неприличной для балета величины. В хрустальной вариации во время прыжков на пальцах и в па де бурре всё трепыхалось и колыхалось настолько устрашающе, что было очевидно: из партии Маши Цхвитария определенно выросла.



При этом в исполнении появилась вязкость, а вот невыработанные стопы и качающиеся вращения остались при ней.

Бессильно и жалко выглядел и ее принц - Евгений Иванченко. Бессильно, потому что премьер уже забыл, что такое гран пируэты, ведь в его репертуаре нет ни ДК, ни Корсара, где он мог бы поддерживать их в форме. В финале вариации в комбинированном вращении его присогнутая нога описывала немыслимые синусоиды.

Далее последовали два адажио из балета «Спартак» Л.Якобсона. Какое отношение они имеют к виновнице торжества? Только то, что и Эгина, и Фригия значатся в репертуарах З.Ялинич и С.Гумеровой. Дуэт Марии и Заремы смотрелся бы куда логичнее. На мой взгляд, Ялинич, одна из наиболее способных учениц Ковалевой последних лет, и хотя ее форма тоже далеко не идеальна, но, по крайней мере, в партии Эгины это работает на образ. У Ялинич мягкие, певучие ноги, и она умеет ими управлять.



В адажио показала невероятные по красоте позы, вообще ее танец – раскрепощенный, перетекающий из одного движения в другое – мне понравился. Поддержки и сцены на триклинии выглядели по-настоящему стильно и соблазнительно.

Дежурный «Корсар». Понятно, что излишне напоминать: ни Медору, ни Гюльнару Л.Я.Ковалева не танцевала. Помню дебют Борченко в «Корсаре» на сцене Михайловского театра. Дебют был блестящий, с лоском, с претензией, которая при тогдашней ее форме была абсолютно обоснована. С тех пор прошло немало лет. Смотря на танец Борченко сегодня, невозможно закрыть глаза на ее мучительные попытки «собраться» – то колено вылезет, то нога уедет не в ту сторону, то ось уйдет, то стопа забудет дотянуться в птичку и обвиснет косым лаптем.



Желтая аляповатая юбка, призванная, видимо, скрыть мощные ноги, наоборот, добавила фигуре грузности. Единственный момент, который мне понравился – это фуэте, исполненное на западный манер с «затяжкой». Для балерины, не имеющей в арсенале усложненных фуэте (хотя бы с двойными пируэтами), вариант беспроигрышный. Порадовал Ермаков. Во вращениях появилась подтяжка и сила, после грандов сделал туры с затяжкой, в жете антурнан по кругу стал «выбрасывать» ногу, и эффект получается отличный.

Если остальные ученицы вышли в привычных им партиях, то Смирнова, наоборот, использовала вечер как дополнительную оркестровую репетицию перед дебютом в ДК, хотя как раз ее Повелительница была бы на вечере Ковалевой к месту. Безусловно, этот номер был главной интригой вечера. Памятуя о ее «Лебедином» в МТ на грани провала, ДК мог стать своего рода реваншем. Мог бы, но не стал. С первого появления на сцене вымученное натужной улыбкой лицо Смирновой выдало ее с потрохами: освоение нового академического репертуара дается, ох, как нелегко. Как и у большинства исполнительниц, не имеющих основательной технической базы, первое, что «вылезло» - руки, прежде всего, кисти. Были продемонстрированы распальцовки всех мастей и фасонов. Уж где, как не в ДК, можно на «законном основании» блеснуть растяжкой, однако высота и арабесков, и алясгонов у Смирновой была более чем скромная, если не сказать ученическая. В глаза бросилась резкость движений, - видимо, на бешеном форсе она пыталась вытянуть все, что могло не получиться. Блеснуть не удалось и в вариации – уже в первой части Смирнова сияла такими накренившимися, падающими арабесками и аттитюдами, что было страшно: не свалилась бы ненароком. Ну а в релеве на пассе ноги заблудились настолько, что пятая позиция Смирновой только снилась.



Впрочем, фуэте она скрутила, и, очевидно, как минимум на одну зрительницу это произвело настолько сильное впечатление, что мы лишились «Бриллиантов».

Артем Овчаренко – танцовщик более чем скромных данных. Мало заносок в прыжках, туговатые разножки, низкие вылеты, словом, ничего из того, что могло бы оправдать пафосность танца и даже некоторый гонор.

Пара слов об исполнительнице вставной вариации в ДК С. Ивановой-Скобликовой. Я не раз отзывалась о ней доброжелательно, и в целом в партиях подобного рода мне она кажется на своем месте. Начала за здравие мощными перекидными с идеальным приземлением, но завалила полностью среднюю часть с турами в алясгон. Спасла концовка: так точено заноски в ассамбле редко кто делает.

Честно говоря, после такого Гала подумала, что имели ввиду создатели фильма, с которого этот самый вечер и начался, назвав его «Наставница примадонн». Нет, про одну примадонну я согласна. Несмотря на ее увлечение современной хореографией, я помню ее Китри и Аврору, Никию и ПДД Баланчина на музыку Чайковского. Но кто остальные? Впрочем, впечатления мои не полны, т.к. я ушла после второго действия по причине равнодушия к современной хореографии, о чем не жалею, ибо сполна насладилась оной в заключительном Гала, о котором расскажу в следующей записи.
Наконец-то состоялся перенесенный с прошлого года приезд Григория Соколова. То, как он "захватывает" звуком, гипнотизируя слушателя, - загадка для меня. Всё равно лучше сказать не смогу, поэтому приведу слова Ф. Энсона: «Интерпретации Соколова уникальны, проникнуты его личным, выстраданным мироощущением, за ними всегда обнаруживается оригинальный мыслитель и подлинный мастер, перфекционист, не знающий предела совершенству. Соколов не поощряет тех любителей музыки, которые приходят на концерт исключительно ради наслаждения. По его словам, каждый концерт требует большой, напряженной душевной работы – в равной степени и от исполнителя, и от аудитории…». Прием, устроенный Г. Соколову - это, наверное, верх радушия, на которое способна нынешняя петербургская публика. И он отвечал ей взаимностью: семь или восемь бисов после тяжелейшего концерта!

Шуберт – "Экспромт Ля-бемоль мажор, ор. 94 №2", "Экспромт фа-минор, ор. 94 №3"
Шопен "Мазурка до–диез минор", op.63 №3, Прелюдия Ре-бемоль мажор", ор. 28 №15 ("Капли дождя")
Дебюсси - Прелюдия из 2-ой тетради "Канопа"











© Iruma
Данный текст и видео материалы охраняются авторским правом.
Их прямое или скрытое цитирование и использование без указания источника запрещено.
«…Исчезающий день, погасающий свет»



Лебедь Ульяны Лопаткиной – ода красоте. Образ птицы для нее – прекрасная метафора, поэтому всё в ней здесь настолько рафинированно и «стерильно», что вместо материального лебедя я вижу его эйдос, исполненный совершенства. Бесконечные руки, высокий рост, стройные ноги… ей достаточно взмахнуть своими руками, чтобы зритель ахнул. И еще совершенно особое па де бурре, которое она исполняет так, как никто больше в театре – оно легкое, летящее, с продвижением «без потуг» захватить пространство, одним словом – лебединое. Бесконечно красивые «надломленные» позы. Ее лебедь не борется, не сопротивляется неизбежному, а тихо и смиренно угасает.

«…Еще меня любите / За то, что я умру»



Лебедь Оксаны Скорик стал для меня откровением. Я предполагала, что будет очень красиво и со вкусом – всем тем, что неизменно отличает ее танец, но и представить не могла, что эта миниатюра будет исполнена такого трагизма и такой эмоциональной глубины… Энергетика, исходящая от нее в Лебеде, была потрясающе сильной. Кроме того, ей покорилась сложнейшая техника, на которой «стоит» вся хореография фокинской миниатюры – ноги работают отдельно в постоянных «переборах» па де бурре, а корпус и руки, будто бы разъединенные, брошены всецело в стихию движения. Эффект был достигнут невероятный. И лебединые руки - поначалу тихие, нежные, в минуты боли – надломленные и угасающие, а в моменты отчаяния – метущиеся, передающие и тревогу, и страх, и непокорность…

«На краткий миг была мне жизнь моя…»



Лебедь Анастасии Колеговой – юный, не знающий жизни, он ни разу не испытывал холодного прикосновения смерти, а потому и не боится ее. На мой взгляд, Колегова пошла по пути «красивости» поз, оставив образность «на потом», поэтому драматизм в ее исполнении отсутствует, хотя все очень красиво – и руки как крылья заводятся назад, и волны мягкие, и перегибы роскошные. «Тихие» волны меня вообще покорили, так чутко и трепетно она их исполнила. Мне мешал чуть тяжеловатый торс, отсутствие внутренней логики каждого движения.

Лебедь Кристины Шапран.



Вот уж редкий пример того, когда исполнительница вообще не заморачивается насчет того, чтобы скрыть свои недостатки. Отсутствует координация, деревянные руки, мертвые кисти? Так любуйтесь, дорогие зрители. Неспособность изобразить лебединые руки у Шапран таких масштабов, что знаменитый выход спиной она заменила на выход «лицом» в какой-то скрюченной позе и на ковыляющих в па де бурре ногах. Вместо того чтобы заводить руки-крылья за спину, она промахала ими как жердями прямо перед лицом. Короткая шея, широченная спина, плечи на ушах. Можно ли эту птицу назвать лебедем? На мой взгляд, нет. Конечно, поклонники вспомнят о гадком утенке, но ее так много и долго тянут, что если бы Господь Бог дал Шапран хотя бы маленькие крылышки, то их бы давно уже вытянули.

Не люблю печальных концовок, поэтому закончу Лебедем Алины Сомовой.

«Но ты прекрасна без извилин…»



Лебедь Сомовой – красивая, но пустая кукла, этакая статуэтка из музыкальной шкатулки с бесконечными руками и ногами. Спрашивать с нее глубину эмоциональных переживаний бесполезно и, на мой взгляд, совершенно излишне – такой ее образ весьма неплох в некоторых партиях. Вышла спиной с очень красивой «змейкой», что, конечно, эффектно, но вторично после М.Плисецкой. Да, в самой «лебединой» позе, прогибаясь назад, присогнула колено, и это нарушило всю красоту линий, но руки, тем не менее, заводит за спину далеко, и это выглядит очень по-лебединому. Вообще поймала себя на мысли, что когда Сомова следит за кистями, что, увы, случается крайне редко, у нее неплохие руки. В «Лебеде», по крайней мере, они мягкие, координированные, смотреть приятно.

© Iruma
Данный текст и видео материалы охраняются авторским правом.
Их прямое или скрытое цитирование и использование без указания источника запрещено.
Жизнь полна парадоксов, и вот уже четвертая «Сильвия» позади. Собственно, целей похода было две. Во-первых, у О. Скорик не бывает двух одинаковых спектаклей, каждый раз она пытается взять новую высоту: иногда удачно, иногда не совсем, а я такому отношению к профессии симпатизирую. Во-вторых, эта «Сильвия» неожиданно возникла накануне дебюта, и я решила попытаться сделать свой прогноз, с чем и села в лужу, т.к. "Спящая красавица" отложилась.
Теперь непосредственно о «Сильвии».



Еще в «Шехерезаде» заметила, насколько безупречно Скорик чувствует восточную пластику. Позы с «перекрутами» и восточными руками у нее всегда красивы, и всегда она безукоризненно ощущает, где нужна симметрия, а где можно дать себе «волю» и, например, немного неровно «приспустить» кисти рук. В гроте, где все проникнуто восточными мотивами, Оксана не может так расслабиться, как в «Шехерезаде», что не удивительно: концентрация скачков и мелкой пальцевой техники в этом эпизоде убойная, и с такими огромными подъемами приходится контролировать буквально каждое движение. Но, судя по всему, и в аштоновской хореографии она начинает осваиваться. Понравилось, прежде всего, то, что при отличном балансе, турах «на ноге» и прочих технических мульках в танце Сильвии-Скорик начала проступать непринужденность, она и улыбалась иначе, и ей это очень идет. Игривые покачивания бедрами, нега – все это было соблазнительно, хотя и не так чувственно-плотоядно, как в исполнении Ю. Степановой.



В общем, как я и ожидала, партия выглядела несколько иначе, появились новые акценты и заостренность в движениях: вattement battu в адажио стало отточенней – нижней частью ноги О.Скорик выписывала быстрые движения, а верхняя, прямо по Вагановой, сохраняла выворотность и неподвижность.



Стёпин – пример добросовестного артиста, выжимающего из своих более чем средних данных максимум. В вариации он выложился по полной программе, но этого не хватило, чтобы произвести впечатление. Прыжки первой части сделал без зависаний и без «запрыгивания» на высоту (как взлетают здесь Кимин и Шкляров!), тяжеловатые кабриоли. В целом – на уровне, но как-то пресновато.

В дуэте Скорик и Стёпин танцуют редко, и именно с этим, думается, были связаны некоторые шероховатости в свадебном адажио (неудобный для балерины спуск с первой верхней поддержки и пр.). Хотя сложную комбинацию с турами, когда партнер подхватывает Сильвию в арабеске после вращения, сделали слаженно и очень эффектно.

Понравилась Софья Иванова-Скобликова. Из всех козочек она самая прыгучая и пластичная, в таких небольших партиях на нее приятно смотреть.

© Iruma
Данный текст и видео материалы охраняются авторским правом.
Их прямое или скрытое цитирование и использование без указания источника запрещено.
Посмотрела на youtube «Сильвию» с Дарси Бассел и в очередной раз поразилась тому, насколько интереснее звучит в общем-то малосимпатичная мне хореография в аутентичном исполнении: перипетии сюжета утрачивают серьезность, появляются и легкость, и ирония. Похожее впечатление впервые произвел на меня отрывок из «Аполлона» Баланчина с С.Фаррелл и П. Мартинсом. Не единожды виденный и не вызывающий ничего, кроме скуки, балет наполнился жизнью, заиграл оттенками и нюансами.

Совсем недавно посетила две Сильвии подряд – с В.Терешкиной-В.Шкляровым и О.Скорик-К.Кимом. Не могу сказать, что балет не понравился, но и не тронул, в отличие от сольных кусочков с Дарси Бассел-Р.Болле. Там, где наши артисты вязнут и борются с бесконечными нагромождениями soutenu, renversé и т.д., англичане и примкнувший к ним Роберто кайфуют.

К примеру, вариация первого акта. Дассел смакует буквально каждое движение, до чего эффектно она вскакивает в арабески! И дело-то не только в балансе и в том, как легко она фиксирует позы. Приятно видеть, через какое вкусное и высокое passé проходит ее нога перед тем, как набрать высоту. И корпус замечательно отделен от работы ног – благодаря этому арабески не падающие, а, наоборот, горделивые, строгие, и к скачкам на пальцах совсем не нужно готовиться, остается только чуть больше перенести вес тела вперед.



[видео взято с канала Eli Ferrer]

Фредерик Аштон, конечно, балетмейстер коварный. Хореография его не просто заковыристая, а неудобная для исполнения в очень многих отношениях. Из-за укороченных подходов к большим прыжкам невозможно «разогнаться», мудреные связки и переходы не дают расслабиться, ну и, конечно же, комбинации, идущие друг за другом в обе стороны. Хотя здесь, пожалуй, оговорюсь: такая хореография неудобна именно для наших исполнителей, которые не приучены разрабатывать координацию в обе стороны. В советское время, например, фуэте в классе отрабатывали и вправо, и влево, но нынче такой «садизм» не в моде. Англичане же (как и французы), напротив, обожают показать, насколько им «всё равно», в какую сторону танцевать.

Еще одна черта английского исполнения, придающая, на мой взгляд, танцу заманчивую чистоту и «выделанность» – внимание даже к самым незначительным, проходящим движениям. У нас вскок на passé – просто вскок, ни к чему не обязывающий, а для Бассел он – лишний повод показать свои выработанные подъемы и ноги. Закрыть ногу после прыжка в пятую позицию с натяжением, «погладив» пол, спуститься из позы через мягкий полупалец – в этих мелочах целая танцевальная культура, и у нас ей нередко пренебрегают.

В этом отношении мне нравится перфекционизм Оксаны Скорик. Комбинацию renversé с выходом в арабеск с подменой ноги в обе стороны она сделала даже качественней, чем Бассел, которая не гасила форс после поворота и из-за этого немного «закручивалась» в арабеске.



© Iruma

Лидер во всех проскоках и скачках, безусловно, Виктория Терешкина, и «Сильвия» - тот балет, где она может, что называется, разгуляться. В этом она, пожалуй, не уступает Бассел, хотя при сравнении, увы, очень хорошо видно, какие аккуратные позиции у последней и временами грязноватые у первой.



[видео взято с канала Kurama]

Как очаровательно в свадебной вариации Бассел зависает в маленьких jeté emboité, «показывает» в рондах пяточку. И очень понравились акценты в финальной комбинации вдоль рампы, и Скорик, и Терешкина отчего-то так не делают. Думаю, причина не только в различиях между западной и русской балетными школами, но и в том, какое большое значение имеет традиция исполнения, передаваемая из ног в ноги.



[видео взято с канала Stanley Chang]




© Iruma
Данный текст и видео материалы охраняются авторским правом.
Их прямое или скрытое цитирование и использование без указания источника запрещено.

Latest Month

November 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com